?

Log in

No account? Create an account

Previous 10

Jul. 16th, 2015

Часовня в Каменной Чаше (Самарская Лука). Акварель Сергея Алдушкина.

(без названия)

Акварель Сергея Алдушкина

(без названия)

Интервью

http://1samara.ru/c/news/Izvestnuii_uchenuii_prokommentiroval_pismo_greenpeace0

Nov. 23rd, 2012

ОТТЕНКИ РЕГИОНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА

Если Вас вдохновляет желание
насытить свои произведения и интерьеры региональными оттенками
и тем самым победить в конкурентной борьбе с коллегами и бизнес-соперниками посетите семинар

 ЮРИЯ РОЩЕВСКОГО

 известного специалиста по ценным природным территориям,
научного сотрудника Института экологии Волжского бассейна Российской академии наук,
лауреата премии имени И.И. Спрыгина в номинации теория заповедного дела,
автора более сотни научных и публицистических трудов,
а также книги «Народная проза Самарской Луки» (2002).

 На семинаре «ОТТЕНКИ РЕГИОНАЛЬНОГО ДИЗАЙНА»
вы получите эксклюзивные образные и психологические  характеристики знаковых для Самарской области:

·            исторических персон; 
 мифологических образов;
 исторических событий;
 природных ландшафтов и других объектов.

 Семинар организует НП «Институт направленного образования»
(лицензия серии РО № 048160, рег. №4197 от 29.03.2012г)
Семинар продолжительностью 6 часов планируется провести  в    декабре 2012 года   в г.о. Тольятти
по адресу: Центральный район, ул. Комсомольская, 84А, офис 403.
Участие в семинаре платное.  Цена   800  рублей.   В перерыве  кофе-брейк.
По окончании выдается сертификат участника.

Для принципиального согласия принять участие в семинаре необходимо направить электронное письмо-заявку по адресу: ino-prof@yandex.ru.
Телефон: (8482) 69-46-47;   69-46-56.
После комплектования группы о дате проведения будет проинформирован каждый участник, подавший заявку

Форма письма-заявки.

Письмо-заявка
о согласии участвовать в семинаре «Оттенки регионального дизайна»
Ф.И.О. ___________
Род занятий  __________
E-mail:
Мобильный тел.: 

Mar. 17th, 2012

Письмо президенту Д.А.Медведеву

11 марта 2012 г. президент РФ Д.А.Медведев сделал несколько высказываний о заповедниках, которые можно понять и так, и сяк. То ли он за "красных", то ли за "белых"?. У специалистов заповедного дела предчувствие, что это продуманные словесные обороты. Конечно, это предположение. Дела покажут. Но можно ли ждать этих дел? Не лучше ли предотвратить негатив, если он надвигается?! Кричать - "безобразие" не конструктивно. В связи с этим я отправил президету письмо-предложение на сайт "Президент России"
 http://news.kremlin.ru/
Вот его текст.

Президенту России от Юрия Рощевского.
Уважаемый господин президент! Обращаю Ваше внимание, что высказанные Вами в последнее время идеи о заповедниках, национальных парках и других ценных природных территориях РФ изобилуют двойным смыслом. Ваша позиция не ясна для многих людей, в том числе для специалистов в области заповедного дела.
Вынужден подчеркнуть, что ценность этих территорий намного большая, чем у других мест. Она определяется тем состоянием, в каком мы получили их от предшествующих поколений.
Идея улучшения ценных территорий, которым придан особый статус в подавляющем большинстве случаев сопряжена с их резким обесцениванием, а также со снижением их туристской привлекательности. Идея эффективного использования таких мест в умах непосвященных предполагает изменение того, что с большим трудом удалось сохранить.
Вынужден обратиться к Вам с просьбой впредь подчеркивать однозначную государственную позицию:

природные и историко-культурные заповедники, национальные и природные парки и другие ценные природные территории принесут нашей стране и нашим гражданам пользы не сопоставимо больше, если их использование будет исключать любые изменения, разрушение и загрязнение входящих в них ландшафтов, экосистем, культурных материальных и духовных ценностей. Даже безобидная для непосвященных ЛЭП или чуждая для местности архитектура могут их обесценить.
Вы сделали бы очень прогрессивный шаг, для страны и людей, в том числе для развития туризма, если бы способствовали:
1)  срочному законодательному закреплению идеи использования ценных природных территорий с установкой на обязательную максимальную сохранность ландшафтов, экосистем, культурных материальных и духовных особенностей;
2)  срочному принятию равнозначных законов использования ценных территорий, как подчиненных министерству природных ресурсов и экологии (особо охраняемые природные территории), так и подчиненных министерству культуры (музеи-заповедники, историко-культурные заповедники и т.п.).

Комментарий автора письма - Ю.Рощевского: 
Письмо было перенаправлено Министерству природных ресурсов и экологии РФ. Об этом меня уведомило официальным письмом Управление президента Российской федерации по работе с обращениями граждан и организаций (№ А26-11-149934). Настораживает, что Управлением проигнорирована многолетняя драма непризнания прав за солидной частью заповедников, подчиненных минкультуре. Министерство природных ресурсов и экологии долгие годы демонстрирует пренебрежение к заботам историко-культурных заповедников, где в равной мере предполагается охрана природных и культурных ценностей. Мечтаю о конструктивной реакции... 

Feb. 27th, 2012

Мои работы

Рощевский Ю.К. Проблемы сохранения ландшафтов на ценных природных территориях России // Эколого-географические проблемы регионов России. Мат-лы III Всероссийской научно-практической конференции с международным участием посвященной 75-летию кафедры географии и методики её преподавания ПГСГА. 16 января 2012 г. Самара, 2012. – Самара : ПГСГА, 2012. С. 233 – 236.

http://geopgsga.narod.ru/doc/conf3.pdf

Правовое поле охраны ландшафтов в Российской Федерации отстает от такового в странах Западной и Центральной Европы более чем на 10 лет.

В нашей стране нет ни одного федерального закона, внятно определяющего правовой статус природных и культурных (антропогенных) ландшафтов и предлагающего механизмы их сбережения. Причина отставания отечественного законодательства не связана с последними политическими катаклизмами. Основной фактор это пассивная, иногда неоправданно амбициозная, позиция научной и природоохранной общественности. По существу, перед обществом не ставится вопрос о крайней необходимости совершенствования ландшафтного законодательства. В Государственной Думе РФ не рассматриваются остро необходимые поправки о ландшафтах в существующие законы.

Единственный документ, которым можно в настоящее время пользоваться, чтобы хотя бы символически тормозить разрушение ценных ландшафтов является действующий ГОСТ «Охрана природы. Ландшафты. Термины и определения» [2]. Этот документ позволяет констатировать категорию и состояние ландшафта. Деятельность, повлекшая за собой изменение или деградацию ландшафта по данному ГОСТУ, не может повлечь за собой какие-либо серьезные санкции.

Не ратифицирован в нашей стране и основной на сегодняшний день международный документ: Европейская конвенция о ландшафтах 2000 г. [7].

Если руководствоваться такими науками как культурная география, экология и культурология, то одним из фундаментальных пунктов конвенции является признание, что «ландшафт способствует формированию местной культуры и что он является основополагающим компонентом европейского природного и культурного наследия» [7: Преамбула]. Из этого следует, что отношение в государстве к ландшафтам в определенной мере свидетельствует об отношении общества к физическому, духовному и культурному здоровью нации.

В настоящее время в России сложилась тяжелая социальная проблема, связанная с состоянием ландшафтов ценных природных территорий: музеев-заповедников, достопримечательных мест, национальных и природных парков, природных заповедников и др. Особенно заметные потери природное и культурное наследие России несет на тех из них, где ландшафты определяют основные ценностные характеристики территории. Постепенно указанная

проблема принимает масштабы национального коллапса, так как на ценных природных территориях допускается ухудшение основных параметров территориальных комплексов в условиях отсутствия нарушений законодательства. В результате, декларированные задачи сохранения природного и культурного наследия не выполняются. Вводимые во многих местах мониторинги ценных природных территорий порой даже не фиксируют происходящие изменения ландшафтов.

Известно, что человек издавна выделял некоторые местности на основании эстетической привлекательности и ландшафтного разнообразия. Тем не менее, общественные обсуждения проблем стабилизации этих культурно географических параметров практически не проводятся [1, 3–5].

Ярким примером проблемных участков может служить Средневолжский комплексный биосферный резерват, созданный на месте природно-исторического территориального комплекса Самарская Лука. В резерват включены: национальный парк «Самарская Лука», Жигулёвский природный заповедник и прилегающие к ним территории. Основные ценности этой территории обусловлены появлением в эпоху Альпийского горообразования низкогорного ландшафта и крупной речной излучины со свойственными ей изолирующими и стабилизирующими свойствами. Это предопределило специфичное формирование и стабилизацию природных и культурных параметров. Из чувствительных потерь последних 20 лет можно назвать:

– обесценивание Аскульской лесостепи и Рождественской низменной равнины многочисленными линиями электропередач и трубопроводами;

– полную деградацию исторического культурного ландшафта устья Винновской долины;

– строительство огромного числа зданий и сооружений, игнорирующих местные архитектурные особенности, в селах Брусяны, Ермаково, Жигули.

Несколько лет подряд предпринимаются попытки уничтожить под видом создания туристской инфраструктуры один из самых привлекательных на Самарской Луке культурный ландшафтов – Устье Ширяевской долины.

Руководствуясь идеей сохранения наиболее ценной территории региона, Общественная палата Самарской области неоднократно выступала с предложениями приостановить разрушение на Самарской Луке ценных ландшафтов, других материальных и духовных объектов культуры и природы. Эти попытки были блокированы и отвергнуты региональным министерством культуры.

То, что чиновники проявляют безграмотность и негосударственный подход в этом вопросе не главная беда. Серьезнее то, что не проявляется желание остановить печальные тенденции среди профессиональных географов, краеведов и как следствие – политиков.

В России пока не сформирован социальный запрос на спасение природных и культурных ландшафтов. Драматичные события происходят в Сочинском национальном парке, на острове Ольхон Прибайкальского национального парка и во многих других местах. Особенно незащищенными оказываются ландшафты музеев-заповедников, для которых законодательная база вообще носит эфемерный характер. Иногда в таких местах удается сберегать ландшафты не с помощью правового поля, а благодаря личным доброжелательным взаимоотношениям директоров заповедников и хозяйственных субъектов. Такие случаи известны для музеев-заповедников: Болдино (Нижегородская обл.), Михайловское (Псковская обл.), Тарханы (Пензенская обл.).

Джентльменские договоренности неблагоприятно сказываются на рентабельности бизнеса. Неудивительно, что все они кратковременны и легко расторгаются при малейших изменениях ситуации.

В Ульяновской области недавно утверждено Достопримечательное место «Прислониха». Создано оно ради сохранения места, где творил замечательный живописец – А.А. Пластов. Вошедшие в эту территорию и прилегающие ландшафты тоже не имеют защитного правового механизма. В любой момент сущностные параметры Прислонихи могут быть уничтожены.

Еще острее сложилась ситуация в этом же регионе на ценнейшей культурной территории, не имеющей статуса достопримечательного места – Красноречье [2]. Эту местность предполагается застроить хозяйственными объектами и предприятиями, причем в таких местах, где историческая ценность культурных ландшафтов будет мгновенно сведена к нулю. И это несмотря на обилие безопасных для ландшафта мест. Никакой государственный документ не стимулирует деятельность, направленную на сохранение привлекательного для туризма участка.

Ситуация с охраной ценных природных и культурных ландшафтов принимает масштаб гуманитарной катастрофы. Предотвратить ее можно, работая в двух направлениях:

– утверждая поправки о необходимости сохранять ландшафты в ФЗ: «Об охране природы», «О культурном наследии народов РФ», «Об особо охраняемых территориях»;

– утверждая региональные законы и нормы, не допускающие изменения внешнего облика ландшафтов на ценных природных территориях.

Литература

1. Гафина Л.М. Правовая охрана ландшафтного разнообразия в Российской Федерации: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. Ульяновск, 2008.

2. ГОСТ 17.8.1.01-86: Охрана природы. Ландшафты: Термины и определения [Электронный ресурс]. URL: http://www.otiz.biz/?p=8614.

3. Евдокимова Т.В. Правовая охрана эстетических свойств ландшафтов: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011.

4. Калуцков В.Н. Ландшафт в культурной географии. М., 2008.

5. Культурный ландшафт как объект наследия / Под ред. Ю.А. Веденина, М.Е. Кулешовой. М.; СПб., 2004.

6. Рощевский Ю.К. Красноречье: Самобытная культурная территория. Тольятти; Чердаклы, 2011.

7. European Landscape Convention. Florence, 20.X.2000 [Электронный ресурс]. URL: http://conventions.coe.int/Treaty/en/Treaties/Html/176.htm. Пер.: Европейская конвенция о ландшафтах. Страсбург, 2000 [Электронный ресурс]. URL: http://conventions.coe.int/Treaty/Commun/QueVoulezVous.asp?NT=176&CL=ENG.

Sep. 11th, 2011

ДЕЛО ЖИЗНИ

В  ПЕРЕСКАЗЕ ЮРИЯ РОЩЕВСКОГО

Автор статьи  Н.В. Бикулова. 

Рекламные фразы перед статьёй: Ученый-сказочник. Народная проза Самарской Луки.

Газета «Город на Волге». Тольятти,  № 33(100). 29 августа 2011, с. 1, 5.
(В интернете статья не размещалась).

 БИОГРАФИЧЕСКАЯ СПРАВКА:
1947. Родился в Альтенбурге. (Германия).
1970-1985. Занимался созданием национального парка «Самарская Лука». 
1975-1985. Преподавал в Самарском госуниверситете.
1985-1995. Работал заместителем директора национального парка по науке.
2005-2011. Работает научным сотрудником ИЭВБ РАН.
2008 - сентябрь 2011. Является членом Общественной палаты Самарской области. 
1999-2011. Занимается созданием музея-заповедника «Красноречье».

Юрий Рощевский работает научным сотрудником в Институте экологии Волжского бассейна РАН. При этом он написал книгу «Народная проза Самарской Луки» и снял вместе с другом, ныне покойным Сергеем Сосковцом, серию фильмов-сказок. Ученый-сказочник?! Бывает ли такое? После беседы с Юрием Константиновичем мне стало понятно, как можно гармонично сочетать на первый взгляд несочетаемое и какой строгий подход требуется к мифам и легендам, если по-настоящему дорожить культурным наследием земли, где живешь. Рощевский не является уроженцем Самарской Луки, хотя много лет прожил в Самаре, а в 1985 году успешно завершил 14-летнюю деятельность по организации национального парка «Самарская Лука». Родился в оккупационной [Опечатка в газете. Следует читать "оккупированной"] Германии - родители были офицерами, прошли войну. До Самары где только ни жил – от Дальнего Востока до Ярославской области. 

- Жалею, что сейчас езжу мало, хорошо, что есть такая прекрас­ная вещь, как интернет, позволя­ющая общаться со специалистами своего толка. Хотя на самом деле специалистов по особо ценным территориям в России наберется не более пяти человек. Тема, кото­рую я веду в институте, не очень популярная. Мечтаю  встретить молодого ученого - потенциаль­ного продолжателя дела... К особо ценным территориям относятся заповедники, национальные пар­ки, музеи-заповедники и историко-культурные заповедники, памятники природы, достопримеча­тельные места.

Разве кроме Самарс­кой Луки в нашей облас­ти есть другие особо ценные территории?

- В нашей области та­ких более сотни. Но я спе­циалист не по области и не по России. Зона не­посредственного дейс­твия нашего института -территория Волжского бассейна, она включает даже южную часть Ле­нинградской области. А теоретические работы вообще   невозможно ограничивать каким-то регионом, поэтому мне приходит­ся знать обо всем, что происходит в мире в отношении особо ценных территорий, иначе грош мне цена как исследователю.

«Особо ценные территории» - это какой-то новый термин?

- Это еще и не термин. Я надеюсь, что мои работы позволят ввести это словосочетание в научный оборот. Есть юридическое понятие - «особо охраняемые природные территории». Из-за того что рос­сийское законодательство крайне несовершенно, особо охраняемые природные территории включа­ют всего две трети особо ценных территорий. Остальные законода­тельство просто в упор не видит и не считает нужным охранять.

Например?

- Например, Ясная Поляна, где жил Лев Толстой, Пушкинские горы, где жил Пушкин с няней не­сколько лет, Болдино. Законом об особо  охраняемых  природных территориях они не охраняются. Это нонсенс. И самое ужасное для меня, что мои коллеги-экологи не волнуются на этот счет, их эта про­блема не трогает!

Но эти территории ценны с точки зрения истории и куль­туры, а не экологии!

- Не совсем так. И музеи-заповедники, которые я назвал, и наци­ональные парки декларативно со­здаются в равной мере для сохранения и природного, и культурного наследия. Этому правилу должны следовать их работники, но одно дело следовать, когда есть закон, а другое - когда закона нет. Есть закон, предписывающий охрану природных заповедников, национальных парков. А историко-культурные заповедники никакой закон не бережет. Исторические ландшафты Пушкинских гор по­могли поэту создать литературные шедевры. Но управление этим за­поведником держится только на ухищрениях его руководителей. Не на законе.

Последние двенадцать лет я пробиваю (дурацкое слово) созда­ние музея-заповедника в Ульянов­ской области и мне очень мешает отсутствие закона. Эта замеча­тельная местность - Красноречье, находится на стыке трех районов - Старомайнского, Чердаклинского и Мелекесского. До сих пор музеи-заповедники удавалось организо­вывать там, где есть какие-то мате­риальные ценности. В Красноречье в основном духовные ценности, территория сельская, глухая и не­приглядная, в природном отношении ничем не выделяется. Но там число талантов какое-то безумное рождается уже несколько столетий подряд - писатели, поэты, певцы, ученые, сказители. Мне неизвестно равнозначного участка в Европейс­кой России.

 Это известные имена?

 - Уровень известности разный. Для русскоязычного читателя, к сожалению, не существует мира татарской литературы, а там роди­лось много выдающихся людей, со­здавших татарскую культуру. Тем, кто любит русскую крестьянскую литературу, может быть известно имя писателя Неверова, самое из­вестное произведение которого «Ташкент - город хлебный». Кто ин­тересуется военными мемуарами, наверняка знает генерала Ивана Никитовича Скобелева - деда дру­гого, еще более знаменитого гене­рала. Он родом из Красноречья, был в свое время очень популяр­ным мемуаристом и храбрым вои­ном. А чего стоит политик Алексей Аладьин. Его имя не сходило с уст читающей публики 1906 года, когда он руководил фракцией трудови­ков в первой русской думе. Пере­чень краснореченских знаковых персон большой.

Создать заповедник очень труд­но по многим причинам. В Красноречье это прежде всего отсутствие опыта сохранения не материаль­ного, а духовного наследия. Есть и субъективные причины. Например, мне просто "не верят, как человеку из другого региона, говорят: «У вас нет проблем в Самарской области, раз вы ездите нам помогать?». Лю­ди не чувствуют ценности своей территории.

 Как и у нас! Когда вы участво­вали в создании национального парка «Самарская Лука», какую цель преследовали?  Выполнена ли она?

 - Надо мной саркастически сме­ялись, называли идею националь­ного парка идиотской. Вначале был создан природный заповедник в Жигулях, который неоднократно закрывался за ненадобностью, - это горькая история с полити­ческим подтекстом. Самая важная научная проблема состояла в том, что эта территория не могла спасти природу Самарской Луки, она была очень маленькой, ее должен был окружать какой-то буфер. И этим буфером стал национальный парк «Самарская Лука». Здесь более мяг­кий режим, природа охраняется не для изучения, а для туризма. Это предмет гордости моей и моих со­ратников. Но механизм управления ценнейшим ландшафтом буксует.

 Есть объективные трудности – например, доступность, возмож­ность войти в парк в любом месте границы. Парк ежегодно посещают от 800 тысяч до полутора милли­онов человек. Позиция дирекции парка наивна и в сфере предотвра­щения застройки территории, и в отношении управления туристи­ческими потоками, и в отношении контроля производств, и даже в ре­шении проблемы замусоривания. Тут надо сказать о самодеятельных туристах. С позиции работников парка - это «дикие» туристы. Но на самом деле самодеятельные туристы лучше других понимают ценность Самарской Луки. Зачис­ление их в разряд «врагов» - грубая профессиональная ошибка.

 Многие тольяттищы, а также, наверное, жигулевцы и самарцы не знают, чем же ценна Самарская Лука. Ведь не только уникальными реликтовыми рас­тениями?

 - Люди понимают, что красивее Жигулевского ландшафта на Волге не сыщешь. Но не все осознают, что реликтовые животные, растения и экосистемы - это меньшая цен­ность, чем реликтовая культура Самарской Луки. И мне обидно, что кризис 2008 года приостановил на неопределенное время реали­зацию моего проекта по изданию большой научно-популярной книги с условным названием «При­влекательная Самарская Лука». Большую проблему я вижу еще и в том, как часто люди упиваются ма­лейшей возможностью сочинять и пропагандировать выдуманные объекты и истории. Выдумывать полезно на помойке, где ничего привлекательного нет, а на Самарс­кой Луке, куда ни плюнь, все дышит естественными историческими, культурными и мифическими со­бытиями. Здесь я вижу элементар­ное неумение ценить и уважать свою землю. Так появляются исто­рии про таинственный «ладаград», «черного спелеолога» и другая чертовщина. Не хочу популяри­зировать эти выдумки.

 Ваши сказки рассказаны обитателями Самарской Лу­ки?

                 - Да, к литературным сказкам я холоден - это другая культура, она не связана с территорией. Фольклор - это то, что идет от земли, от натуры, от коренно­го населения. В определенном смысле это выше литературы. Я лишь собираю народную прозу и пытаюсь ее пропагандировать.

 А если вам под видом мифа расскажут собственную вы­думку?

 - Это действительно может быть. Нужен профессионализм в разговоре с обывателем. Прихо­дится долго с человеком разгова­ривать, чтобы понять его, - может, он просто хочет прославиться. Про Ленина много воспоминаний опуб­ликовали, а потом оказалось, что люди, чтобы примазаться к славе Ленина, сочиняли любые небыли­цы, в частности - что якобы Ленин был на Молодецком кургане.

 А разве не был?!

 - Никогда. Это доказано в науч­ной литературе. Чтобы убедиться, что человек ничего не придумы­вает, нужно узнать его мотивацию. Например, известное явление на Самарской Луке - летающие ог­ненные шары. Если человек рас­сказывает мне об этом, пытаясь убедить, что он грамотный уфолог, я полностью бракую его рассказ. Ставлю на таком повествовании крест. Для меня эталон истинного регионального миропонимания - это мифы, которые передаются из поколения в поколение.

Я благодарен Самарской Луке за то, что именно здесь я сделал важ­ный научный вывод: бесполезно заботиться об охране природы, о состоянии экосистем, не работая с культурным пластом. Культура и экология должны быть вместе. Но так исторически сложилось и в нашей, и в других странах, что культурологи и экологи даже не хотят встречаться в одном поме­щении. Практически не бывает совместных конструктивных кон­ференций или диспутов, это как обитатели разных планет.

 А вы уверены, что необходим такой симбиоз?

 - Да, без этого невозможно из­мерить ценность земли. За мою позицию меня все время клюют и культурологи, и экологи. Но я убежден в своей правоте и как любой нормальный исследова­тель работаю там, где что-то не доработано, что-то неясно. А если все решается и идет как по маслу - что делать ученому? Три года я был членом Общественной па­латы области, я поставил цель за этот срок сделать одно полезное дело - пробить в нашем регионе программу по сохранению куль­турного наследия Самарской Луки. Потому что с природным наследием что-то делается, а с культурным - вообще караул. И ничего я не смог пробить, хотя Общественной палате Самарское правительство не имело права от­казать. Все построено по принци­пу «не суйтесь, мы в министерстве культуры сами специалисты, мы сами все знаем». Да откуда они знают, там нет ни одного специ­алиста по Самарской Луке! С со­ветских времен во всех чиновни­чьих сферах есть такая странная должность, как «специалист». Это дает возможность не приглашать настоящих специалистов, не кон­сультироваться с ними. Сейчас идут последние дни моего членс­тва в Общественной палате, и я пытаюсь найти, кому передать свой опыт борьбы с чиновничьи­ми выкрутасами.

 Любимый миф Рощевского «Жигулиха».

                 Казаки жили у подножья Молодецкого кургана. Промыш­ляли разбоями. В этом же селе жила злая старуха Жигулиха. Постоянно ворчала на разбойников, что не может спать из-за шума, криков и сражений. Однажды приста­ли к берегу челны. Вышли из них воины и попытались все селение в плен взять. Была жестокая битва. Жигулиха сильно рассердилась. Взяла в подол ребятишек, дала по шее своему мужику, плюнула и ушла от берега на пять верст. Там и поселилась. С тех пор казаки разбойничать перестали, село вдали от Волги стоит, у берега человечьи кости валяются. А на кургане в тихую погоду слышно, как жужжит старая Жигулиха.


Aug. 3rd, 2011

Мемориал Белуха

Состоялась акция памяти жертв политических репрессий. См.:
http://www.op63.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=715:-l-r&catid=3&Itemid=65

Ролик о закладке мемориала Белуха в национальном парке Самарская Лука. Мемориал памяти о жертвах политических репрессий.
Автор текста и диктор - Юрий Рощевский.

   
Митинг, посвященный открытию мемориала 
 
Ю.Рощевский на митинге

 
Мемориальная доска
 

Jun. 8th, 2011

Старые представления о хозяине Волги

 Предание Самарской Луки "Хозяин Волги"



http://video.mail.ru/bk/yuriro/16/17.html

Новые представления о хозяине Волги

 Фильм из цикла "Письма из провинции", Канал "Культура"

http://www.tvkultura.ru/issue.html?id=108569

Previous 10